Записи с темой: книжное (список заголовков)
18:36 

Замечено

Never free - never me©
Я вдруг отмечаю, что часто в фиках мною читаемых вместо причного слова "злость" употребляется слово "злоба". Причем в данном фэндоме катастрофически часто. Я все смотрю на канон и боюсь, возможно оттуда растут корни злобы, возможно из альтернативного 17 века. Персонажей это храктеризует, мда.

Внезапно наткнулся на статью или скорее запись. Интересно, что мысль о том что персонажей мы помним и знаем лучше, чем авторов, она как бэ на поверхности, но как бэ и нет. Особенно она касается классики. Например, про Сервантеса я совсем не в курсе был. То есть абсолютно. В советской школе нам по понятным причинам про такие подробности не рассказывали. Про большинство современных авторов легко можно узнать из интернета, про прошлых - тоже, но в детстве нам настолько сильно отбивают, в большинстве своем, желание интересоваться классикой, что просто не тянет. И если применить это к сетературе, то уж тут на просторах дайри, форумов, фестов и иже с ними, мы хотя бы получаем возможность прямого общения с автором. Скажем прямо, не всегда это приятно, однако узнать у него нечто нас интересующее, запомнить автора по нику и неким подробностям, а не только по его героям - это дорогого стоит.

Бесы буксуют, а осталось тем временем всего ничего. Приторможу с Достаевским.

@темы: книжное, размышлизмы

11:30 

Да! и не могу не высказаться.

Never free - never me©
Хотя бы тут.




Читаю я Бесов Достоевского, и похоже к концу начинаю понимать в чем смысл названия...Но дело не в этом. Мыслей, конечно, там много, потом я их подробно запишу, но вот что прям сейчас вопиет это вот такая черта характера некоторых людей (я рассуждаю о целом, а не говорю о частностях): когда человек готов на ВСЕ, включая чуть ли не смерть, но лишь бы не допустить помощи от какого-то определенного человека; и если этот самый определенный человек при этом еще видит мучения, физические страдания или некие неловкие ситуации искомой личности, то это вызывает прямо таки фонтаны гнева и неадекватного отношения не только к самому себе, окружающему миру, но и к тому человеку, неважно насколько надуманно, то что между ними произошло и привело к таким последствиям.
Я прекрасно понимаю, что все мы иногда не думаем, а делаем. И возможно под такой импульс попадали. Но кажется мне это все таки признаком незрелости, подростковости. Что то из разряда: "вот я сейчас уйду и умру! Посмотрим как вы потом жалеть и плакать обо мне будете!" Каюсь, помню такие мысли и у меня были в таком нежном возрасте, но слава тебе богу, даже тогда я осозновал, что сказать то легко, а умирать что то не хочется, тем более что не проверить потом это вообще никак.
Да, и еще. Я боюсь грызть Отблески Камши, но знаю придется: я хочу составить свое мнение о Алве и Окделле, причем последний меня интересует больше. Так вот, если я правильно оцениваю сего молодого человека, то камшин Ричард - это тот самый тип, который описал Федор Михайлович в Бесах - Эркель. Любопытно будет понять правильно ли мое мнение.
И вот к вопросу роялей в кустах и начатых и оборванных линиях. Есть момент, когда Шатов открыто говорит о своей любви к Ставрогину. Я - слэшер, каюсь. Но я долго думал, что мне кажется:susp: Мало ли. Эпоха то какая: все сплошь сентиментальные и истеричные, слишком открытые эмоционально(возможно лишь в этом романе, но все таки). И что же? Начало и завязку всего это я понял и принял. Но где же конец сего?:upset: Ладно я еще не дочитал, но судя по всему сейчас Шатова убьют и вот это все неясно к чему было:duma2:Показать как Шатов воспринимал Ставрогина что ли? Да уж любовь зла и не такого на пьедистал поставишь, но все таки. Думы-раздумья...
Итак, оно дочитано. Сколько мне это стоило усилий - это уже другой вопрос. Кстати, довольно любопытно, что вся эта шатовоставрогивщина завершилась убийством и рождением практически одновременным. К тому же ребенок был от Ставрогина, но этот так, заметка.




Теперь несколько мыслей о проблемах и мнениях упомянутых в романе с цитатами.




Я... я еще мало знаю... два предрассудка удерживают, две вещи; только две; одна очень маленькая, другая очень большая. Но и маленькая тоже очень большая.

— Какая же маленькая-то?

— Боль.

— Боль? Неужто это так важно... в этом случае?

— Самое первое. Есть два рода: те, которые убивают себя или с большой грусти, или со злости, или сумасшедшие, или там всё равно... те вдруг. Те мало о боли думают, а вдруг. А которые с рассудка — те много думают.

— Да разве есть такие, что с рассудка?

— Очень много. Если б предрассудка не было, было бы больше; очень много; все.

— Ну уж и все? Он промолчал.

— Да разве нет способов умирать без боли?

— Представьте,— остановился он предо мною,— представьте камень такой величины, как с большой дом; он висит, а вы под ним; если он упадет на вас, на голову — будет вам больно?

— Камень с дом? Конечно, страшно.

— Я не про страх; будет больно?

— Камень с гору, миллион пудов? Разумеется, ничего не больно.

— А станьте вправду, и пока висит, вы будете очень бояться, что больно. Всякий первый ученый, первый доктор, все, все будут очень бояться. Всякий будет знать, что не больно, и всякий будет очень бояться, что больно.

— Ну, а вторая причина, большая-то?

— Тот свет.

— То есть наказание?

— Это всё равно. Тот свет; один тот свет.

— Разве нет таких атеистов, что совсем не верят в тот свет?

Опять он промолчал.

— Вы, может быть, по себе судите?

— Всякий не может судить как по себе,— проговорил он покраснев.— Вся свобода будет тогда, когда будет всё равно, жить или не жить. Вот всему цель.

— Цель? Да тогда никто, может, и не захочет жить?

— Никто,— произнес он решительно.

— Человек смерти боится, потому что жизнь любит, вот как я понимаю,— заметил я,— и так природа велела.

— Это подло, и тут весь обман! — глаза его засверкали.— Жизнь есть боль, жизнь есть страх, и человек несчастен. Теперь всё боль и страх. Теперь человек жизнь любит, потому что боль и страх любит. И так сделали. Жизнь дается теперь за боль и страх, и тут весь обман. Теперь человек еще не тот человек. Будет новый человек, счастливый и гордый. Кому будет всё равно, жить или не жить, тот будет новый человек. Кто победит боль и страх, тот сам бог будет. А тот бог не будет.

— Стало быть, тот бог есть же, по-вашему?

— Его нет, но он есть. В камне боли нет, но в страхе от камня есть боль. Бог есть боль страха смерти. Кто победит боль и страх, тот сам станет бог. Тогда новая жизнь, тогда новый человек, всё новое... Тогда историю будут делить на две части: от гориллы до уничтожения бога и от уничтожения бога до...

— До гориллы?

— ...До перемены земли и человека физически. Будет богом человек и переменится физически. И мир переменится, и дела переменятся, и мысли, и все чувства. Как вы думаете, переменится тогда человек физически?

— Если будет всё равно, жить или не жить, то все убьют себя, и вот в чем, может быть, перемена будет.

— Это всё равно. Обман убьют. Всякий, кто хочет главной свободы, тот должен сметь убить себя. Кто смеет убить себя, тот тайну обмана узнал. Дальше нет свободы; тут всё, а дальше нет ничего. Кто смеет убить себя, тот бог. Теперь всякий может сделать, что бога не будет и ничего не будет. Но никто еще ни разу не сделал.

— Самоубийц миллионы были.

— Но всё не затем, всё со страхом и не для того. Не для того, чтобы страх убить. Кто убьет себя только для того, чтобы страх убить, тот тотчас бог станет.





Крайне интересная мысль. Не скажу что я до нее не додумывался(вообще учитывая мою склонность вот таким философствованиям) Что ж, тут Достоевский был ну очень прозорлив. И по поводу первой и по поводу второй причины. Наше существование завязано на боли так или иначе: и те, кто не думают, им проще, а те, кто слишком много думают, бояться боли, или своего представления о боли. Очень любопытно было бы посмотреть на людей, которым все равно жить или не жить. На тех, кому Кириллов предрекал стать богами. Я понимаю, что он хотел этим сказать. Аболютная свобода от всего. Возможно, я сейчас очень стереотипичен, но. Человек существо неидеальное, поэтому он и человек. Идеал, в нашем его понимании, не имеет ошибок, то есть он правилен и имеет абсолютную свободу. Хотя перечитывая это, я понимаю, что никаких доказательств этому у меня нет. Я так ощущаю. Если же принять это за аксиому, выходит, что у человека обычного нет и никогда не будет этой свободы, не будет этого ощущения абсолютного отсутствия желания. Где то мне встречалась некая аллегория. Творцы миров там стали пустыми выженными звездами, они были пусты как раз своим не-желанием, так что боюсь у господина Кириллова вышла ошибка в суждении. Но каждый решает за себя, естественно.


 

О друг мой, брак — это нравственная смерть всякой гордой души, всякой независимости. Брачная жизнь развратит меня, отнимет энергию, мужество в служении делу <…> Женщина обманет само всевидящее

око. Le bon Dieu,1 создавая женщину, уж конечно, знал, чему подвергался, но я уверен, что она сама помешала ему и сама заставила себя создать в таком виде и... с такими атрибутами; иначе кто же захотел наживать себе такие хлопоты даром?



 

Ну вот по поводу независимости, пожалуй так и есть. Увы и ах) Но опять же во всем есть свой компромисс и свои возможности. А по поводу мнения Степана Трофимофича, вот уж не удивлен. Думается мне, что по большей части, это мнение распространнено до сих пор, может и в виде обычного распространенного мнения.

 

 

Когда весь человек счастья достигнет, то времени больше не будет, потому что не надо. Очень верная мысль.

— Куда ж его спрячут?

— Никуда не спрячут.

Время не предмет, а идея. Погаснет в уме.
<…>

Человек несчастлив потому, что не знает, что он счастлив; только потому. Это всё, всё! Кто узнает, тотчас сейчас станет счастлив, сию минуту.<…>Всем тем хорошо,кто знает, что всё хорошо. Если б они знали, что им хорошо, то им было бы хорошо, но пока они не знают, что им хорошо, то им будет нехорошо.



 

Время не предмет, а идея - заставило задуматься. В совоокупности с тем, что человек будет перманентно счастлив - становится страшно от картин, нарисованных моим воспаленным мозгом. Видимо, сентенцию: хочешь быть счастливым будь им, стоит понимать именно так. Однако силу воображения или убеждения какую надо иметь? Мне как то страшно отбросить здравый смысл, чувствую меня лично это уподобит юродивому. Но, знаете ли, обрести счастье и покой лишь внутри себя, меня как то не прельщает.

 

У всякого народа свое собственное понятие о зле и добре и свое собственное зло и добро. Когда начинают у многих народов становиться общими понятия о зле и добре, тогда вымирают народы и тогда самое различие между злом и добром начинает стираться и исчезать. Никогда разум не в силах был определить зло и добро или даже отделить зло от добра, хотя приблизительно; напротив, всегда позорно и жалко смешивал;



Возможно, в этом то и кроется истина - в собственном понятии добра и зла. Но все таки кроме этого обособленного, есть и общечеловеческие, как мне кажется. А разум в этом вечном споре добра со злом, вообще ничего не понимает и запутывает все еще больше. Это очень абстрактные понятия, по сути стоит сказать, что добро - это то что делает или сделает лично тебе хорошо, а зло - соответственно, что плохо. Когда начинают оперировать этими простыми понятиями в масштабах народов, вряд ли выйдет что то хорошее увы. Но если оперировать отвлеченными философскими понятиями - будет еще хуже. Вспоминается - Благими намерениями выстлана дорога в ад. Кажется, что: Дурными - в рай, но тут не такая простая арифметика. Да и рай, то место где человек вечно счастлив? То ли мертв и не существует, то ли уже не человек.



<...>говорит Кармазинов: что в сущности наше учение есть отрицание чести и что откровенным правом на бесчестье всего легче русского человека за собой увлечь можно.



Cудя по тому что дальше говорится и происходит в романе - это правда. Ну и честно говоря, история тоже не даст солгать. Нет, не просто так я с ужасом смотрел на историю 20 века, но 19 то в этом тоже был не лучше. Да и честно говоря, если смотреть здраво человеческая история всегда была полна мерзостей, видимо такова человеческая природа. То ли не бог нас создал, то ли дьявола там было немало. Так что назвать нас Сынами Дьявола было более правильно, чем Божьими. Ибо что творим, мы ведаем.



 

<…> у него шпионство. У него каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное — равенство. Первым делом понижаетсяуровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! Высшие способности всегда захватывали власть и были деспотами. Высшие способности не могут не быть деспотами и всегда развращали более, чем приносили пользы; их изгоняют или казнят. Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза, Шекспир побивается каменьями — вот шигалевщина! Рабы должны быть равны: без деспотизма еще не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство, и вот шигалевщина! <…>[i]Не надо образования, довольно науки! И без науки хватит материалу на тысячу лет, но надо устроиться послушанию. В мире одного только недостает: послушания. Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы уморим желание: мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Всё к одному знаменателю, полное равенство. «Мы научились ремеслу, и мы честные люди, нам не надо ничего другого» — вот недавний ответ английских рабочих. Необходимо лишь необходимое — вот девиз земного шара отселе. Но нужна и судорога; об этом позаботимся мы, правители. У рабов должны быть правители. Полное послушание, полная безличность, но раз в тридцать лет Шигалев пускает и судорогу, и все вдруг начинают поедать друг друга, до известной черты, единственно чтобы не было скучно. Скука есть ощущение аристократическое; в шигалевщине не будет желаний. Желание и страдание для нас, а для рабов шигалевщина.[/i]

 

 

 

Вот это все страшно. И это еще не самая бредовая из идей, бродивших в тогдашнем обществе.:alles:Многое, увы, реализовывается и сейчас. Не думаю, что все будет именно так, но некоторые антиутопии и утопии мне кажутся слишком уж возможными. А вот миры Стругацких - точнее их земное человечество- не просто утопичным, а и не человеческим вовсе.

 

Тут непременно кругом растет дрок (непременно дрок или какая-нибудь такая трава, о которой надобно справляться в ботанике). При этом на небе непременно какой-то фиолетовый оттенок, которого, конечно, никто

никогда не примечал из смертных, то есть и все видели, но не умели приметить
.



А вот эта особенность повествования и сейчас очень часто встречается. Я до сих пор думаю, как же это раньше я сам себе воображал что это такое, если в словаре Ожегова этого внезапно не было. Да и как то трудно представить растение по описанию и запах - по названию цветка, о котором ты никогда не слышал. Оттенки же забавная тема, особенно в описании глаз или окружающей природы.

 

Произошло лишь одно: перемещение целей, замещение одной красоты другою! Все недоумение лишь в том,

что прекраснее:
Шекспир или сапоги, Рафаэль или петролей?<…>а я объявляю, что Шекспир и Рафаэль — выше освобождения крестьян, выше народности, выше социализма, выше юного поколения, выше химии, выше почти всего человечества, ибо они уже плод, настоящий плод всего человечества и, может быть, высший плод, какой только может быть! Форма красоты уже достигнутая<…>без науки можно, без хлеба можно, без одной только красоты невозможно, ибо совсем нечего будет делать на свете! Вся тайна тут, вся история тут! Сама наука не простоит минуты без красоты.



Видимо, вариация на тему, что искусство не для всех. Ну с этим не поспоришь. Красота спасет мир, привет Эквирибриуму и иже с ними. Неужели настолько это было противно, что готовы были все снести лишь бы только не так как раньше было? Или тот самый здравый смысл - это более верное и приземистое, простое и понятное, чем разглядывание прекрасное и понимание сути красоты?

 

Он только преклонился пред Петром Степановичем, встретив его незадолго. Если б он

встретился
с каким-нибудь преждевременно развращенным монстром и тот под каким-нибудь социально-романическим предлогом подбил его основать разбойничью шайку и для пробы велел убить и ограбить первого встречного мужика, то он непременно бы пошел и послушался.<…>

 

Эркель был такой «дурачок», у которого только главного толку не было в голове, царя в голове; но маленького, подчиненного толку у него было довольно, даже до хитрости. Фанатически, младенчески преданный «общему делу», а в сущности Петру Верховенскому <…>Исполнительная часть была потребностью этой мелкой, малорассудочной, вечно жаждущей подчинения чужой воле натуры — о, конечно не иначе как ради «общего» или «великого» дела. Но и это было всё равно, ибо маленькие фанатики, подобные Эркелю, никак не могут понять служения идее, иначе как слив ее с самим лицом, по их понятию выражающим эту идею. Чувствительный, ласковый и добрый Эркель, быть может, был самым бесчувственным из убийц, собравшихся на Шатова, и безо всякой личной ненависти, не смигнув глазом, присутствовал бы при его убиении.



По по воду этого Эркеля, хочется сказать, что не только раньше да и сейчас встречаются такие люди. И фанатики из них выходят самые страшные, потому что преданы не только и не столько идее, сколько человеку. Кого же заставишь изменить точку зрения, читай разлюбить?

Сначала мне показалось, что это такой Окделловский тип героя - романтичный, внушаемый, но тут образ настолько глубже и полнее, что мда. Ричард все таки не таков, хотя воле чужой тоже подчиняется и фанатиком в какой то мере недолго тоже является.

 

Потому что читать книгу и ее переплетать — это целых два периода развития, и огромных. Сначала он

помаленьку читать приучается, веками разумеется, но треплет книгу и валяет ее, считая за несерьезную вещь. Переплет же означает уже и уважение к книге, означает, что он не только читать полюбил, но и за дело признал. До этого периода еще вся Россия не дожила.



Тут мне хочется сказать, что не переплет человека красит, увы. Но если отбросить это, как было так и осталось. Сегодня же мы пришли обратно к тому же: несерьезное, развлекательное, без переплетное. Искусство, как мы помним не для всех.



Есть секунды, их всего зараз приходит пять или шесть, и вы вдруг чувствуете присутствие вечной гармонии,

совершенно достигнутой. Это не земное; я не про то, что оно небесное, а про то, что человек в земном виде не может перенести. Надо перемениться физически или умереть. Это чувство ясное и неоспоримое. Как будто вдруг ощущаете всю природу и вдруг говорите: да, это правда.
Бог, когда мир создавал, то в конце каждого дня создания говорил: «Да, это правда, это хорошо». Это... это не умиление, а только так, радость. Вы не прощаете ничего, потому что прощать уже нечего. Вы не то что любите, о — тут выше любви! Всего страшнее, что так ужасно ясно и такая радость. Если более пяти секунд — то душа не выдержит и должна исчезнуть. В эти пять секунд я проживаю жизнь и за них отдам всю мою жизнь, потому что стоит. Чтобы выдержать десять секунд, надо перемениться физически.



Кириллов вообще в романе любопытный товарищ. Возможно, когда-то и я это раз ощутил, но меня это напугало, а не восхитило, как будто от меня ничего не осталось. Вообще.

 

— Тайна появления нового существа, великая тайна и необъяснимая, <…> Было двое, и вдруг третий человек, новый дух, цельный, законченный, как не бывает от рук человеческих; новая мысль и новая любовь,

даже страшно... И нет ничего выше на свете!
<…>

— Но вот что: лишним людям не надо бы родиться. Сначала перекуйте так все, чтоб они не были лишние, а потом и родите их.



Ну тут даже добавить нечего. Хотя это диалог практика с романтиком, или идеалистом. Впрочем, тут хороши оба подхода в разных пропорциях.



«для систематического потрясения основ, для систематического разложения общества и всех начал; для

того, чтобы всех обескуражить и изо всего сделать кашу и расшатавшееся таким образом общество, болезненное и раскисшее, циническое и неверующее, но с бесконечною жаждой какой-нибудь руководящей мысли и самосохранения,— вдруг взять в свои руки, подняв знамя бунта.



К вопросу о том, на что готовы были люди пойти, и ради чего? Призрачного нового будущего? Неужели пример французов ничего не научил? Они это будущее с достойной лучшего применения настойчивостью внедряли.



Напротив, полный атеизм почтеннее светского равнодушия<…>Совершенный атеист стоит на предпоследней верхней ступени до совершеннейшей веры (там перешагнет ли ее, нет ли), а равнодушный никакой веры не имеет, кроме дурного страха.



А это уже философский вопрос, но мнение интеерсное. Я как то по этому поводу никогда не задумывался. Для меня вера понятие относительное. Чо ж, я - дитя современности.

 

Согрешив, каждый человек уже против всех согрешил и каждый человек хоть чем-нибудь в чужом грехе виноват.



Виноваты все. Даже если не виноваты. Популярная мысль. Но что-то мне в ней видится изъян. Вроде, как в том, что дети в ответе за грехи отцов.



Есть преступления поистине некрасивые. В преступлениях, каковы бы они ни были, чем более крови, чем более

ужаса, тем они внушительнее, так сказать, картиннее; но есть преступлениястыдные, позорные, мимо всякого ужаса, так сказать, даже слишком уж не изящные...



А вот это я выделил с целью сопоставить преступления того же Ганнибала и Ставрогина. Чудится мне, что есть в них нечто общее, несмотря на совершенно разных подход в физическом их воплощении. Оба они в действительности обладают властью над своими чувствами, каждый в разной степени.

 

И резюмируя самих Бесов, однако Ставрогин там оказался самой темной лошадкой. При всем прочем, особой мерисьюшности я в нем не наблюдаю(вычитал мнения уважаемого мною автора). Автор Ставрогина не то чтобы не любит, но и наделяет всякими достоинствами для того, чтобы оттенить его темную сторону. И я бы не сказал, что крастота и харизма внешняя в процентном соотношения такова же как и отвратительность внутренняя. Так и хочется крикнуть сейчас о пресыщенности, о римских оргиях и прочем, но, признаем честно, это человеческая натура. И подобные чудовища были есть и будут рождаться, увы. Здесь, в Ставрогине нет, конечно, хеннеберговского "он чудовище потому что он чудовище" и нет "он будто питается болью, страхом и агонией"(хотя даже у Хеннеберг в Язве один из Ночных стал опять сам собой, то есть надежда всегда есть, хотя там то самоосознание роли никакой не играло). Ставрогин под конец даже не то чтобы раскаялся, но по крайней мере ощутил к этому позыв, но судя потому что я понял, оно -не истинно. Самоубийство говорит о том же.

 

Да уж Достоевский просто так для мозгов не проходит. В школе я правда очень страдал от Преступления и наказания, еле еле мог читать и выносить его. Признавал право на гений, ужасался поступкам героев - но абсолютно не понимал, зачем нас заставляют это читать. Мда, это не школьная литература, не тот уровень.

 

 

 


@темы: Достоевский, а не выпить ли нам по одной главе?, книжное, маленькие прелести моего воображения

18:30 

И снова забавное!

Never free - never me©
«Все вокруг предвещало беду. Раскаленный огненный шар висел в закатном небе, окрашенном в тревожный кроваво-красный цвет. Зловеще каркали черные вороны, предвестники смерти. Ветер играл сухими колосьями, в шепоте которых можно было различить слова из мрачных древних пророчеств. По полю неторопливо полз огромный железный монстр, и металлический скрежет колес вносил свою лепту в реквием по уходящему лету».
Дочитав до этого места, Ричард умолк и покосился на Августа Штанцлера. Суровый декан, слушавший опус студента с напряженным вниманием, задумчиво побарабанил пальцами по столу.
— Ну, как вам? — с надеждой спросил Ричард.
— В целом недурно, — осторожно начал Штанцлер. — Ты пишешь очень сочно и ярко. Однако не кажется ли тебе, что подобная образность несколько неуместна в статье об испытаниях нового комбайна? (c)

@темы: книжное, всякие веселости

16:45 

И снова веселое.

Never free - never me©
Ну честно!)

Я не ханжа, но порой описания такие описания! Например: Провел пальцами по груди и квадратикам живота.(с)

Квадратикам значит?:laugh:

@темы: книжное, всякие веселости, Вот что имел я сказать

14:19 

Немного смешных моментов из фиков

Never free - never me©
Юмор как он есть)

«Что случилось?».
«На презентации он обозвал атомный крейсер атомарным».
«Бывает».
«Три раза подряд!».
Кальдмеер рассмеялся.
«Видимо, он имел в виду его целостность и неделимость».
«Ага. Меткость и целкость XD»(c)

@темы: книжное, всякие веселости

20:18 

Кучка всяких мыслей о фэндоме, выдуманных реалиях и выводах.

Never free - never me©
Как всегда мне приходят в голову очень много всяких мыслей, когда я что то читаю. Что логично, не так ли? Нужно извлекать из прочитанного, что нужное для тебя: смысл, стилистику, эмоциональный настрой или что еще. Я извлекаю идеи и некие эксперименты с выдуманными реалиями, но с вполне реальными личностями. Я называю это - мысленным экспериментом, что было бы, если...
Ну так вот в этот раз мне попался переводной фик о метках. Это тоже из той же оперы, что и всяческие альфы-омеги, но не совсем то.
по поводу омегаверса у меня есть определенное мнение, но я сейчас не об этом. Так вот - метки. Достоверные физические проявление выражения твоих чувств на коже руки. То есть, влюбился, держи метку, у нее даже цвет есть. Красная -не взаимная любовь, черная - взаимная. Умирает тот кого ты любишь, вместо метки -шрам, прошло все у вас - метка выцветает и становится не столь различима, но остается на теле. В чем мой эксперимент? Предположим, у людей есть вот такое взаимообоюдные костыли. Трудно не согласиться, что как то проще узнать, любит тебя человек или нет, когда есть физическое подтверждение, а не только словесное. Так на сколько же легче стала бы жизнь людей? И стала бы она легче? Что то мне мнится что нет. И в чем то подтверждением служит этот фик. Метки бы скрывали ( что логично, это же практически интимная жизнь напоказ, с кем и сколько раз; и нынешние возлюбленные ревновали к прошлым, потому что напоминание будто татуировка с именем Варя выколотая прямо на груди), возможно, что кто то пытался бы вывести и вряд ли бы гордились. И получается что при всем прекрасном, что могло бы это дать, мы получаем больше отрицательного, чем положительного. Не нравится людям, по большем части выставлять напоказ свои истинные чувства и мысли, а это как плакат над головой. Простите мне мои сравнения, конечно.

В фике, кстати, закончилось все хорошо. Хотя можно было и юста там сделать и ангстом закусить.
Вот за что люблю фэндомное творчество, так это такой полет фантазии)

@темы: книжное, окончательно обмерлинился, размышлизмы

15:10 

Это случилось и со мной)

Never free - never me©
Цитата:

"Читать фанфики это ужасно, потому что все начинается с "я прочту вот этот коротенький милый", а потом вдруг четыре утра и у тебя открыто 12 вкладок и ты опять плачешь потому что ОНИ ЗАСЛУЖИВАЮТ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМИ ПОЧЕМУ ОНИ НЕ МОГУТ ПРОСТО БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМИ"

@темы: всякие веселости, Кинки, господа!, книжное

15:24 

Об алкоголизме, литературном даре и потере памяти.

Never free - never me©
Блин! Сейчас каждый раз открываю свой дневник и думаю: че за нах? Не узнаю свой дизайн...
Ну если говорить о заголовке, то потеря памяти в данном случае прогрессирующий склероз. Ну забываю я о том что сам же менял дизайн.
Кстати если подумать, я начинаю путаться в гендерности как в городах в которых я бывал, а сейчас еще и живу к тому. Но это все просто мысли вслух, заметки, будет что вспомнить открыв дневник год спустя. Говорил же я выше о склерозе? Иногда я себя ощущаю Шерлоком, но тот хотя бы выкидывал сознательно то, что ему не пригождалось из информации, а я это, видимо, делаю, как то слишком рэндомно.

Однако главная мысль данного поста тесно связанно на с алкоголизмом а скорее с литературным даром или точнее даже со стимуляторами человеческого гениального мозга. Хотя возможно это исключительно прерогатива писателей и менеджеров тире рекламщиков. Химики и физики с математиками вряд ли делают открытия в алкогольном угаре) Ну так вот, прочитал я про известных писателей алкоголиков и не только По с его белой горячкой (кстати, можно теперь понять всю мрачность его произведений), Хемингуэя с его ни часа без алкоголя, литрами пива Ярослава Гашека и запоями других не менее известных писателей. А следом я прочитал фик с Мерлиновского биг бэна. Нет, я не хочу сказать, что я провожу параллель с алкоголизмом или гениальностью автора. Хотя на второе я бы поставил и думаю даже выиграл бы. Но вот ощущение что ты можешь все, и еще больше когда ты выпил, о да! Это тот самый допинг, который растормаживает твои те самые 100 процентов мозга, твой разгон, ну или загон, смотря как посмотреть. Все мое бумагомарательство происходило именно после изрядной доли алкоголя. Вдруг возникал тот самый песец, которого прогнать что ребенка убить. И даже на утро это что то смотрелось достойно, а не как во снах, когда кажется ну просто гениально! А проснулся и понимаешь -туфта! Не призываю бухать, потому что не факт что станешь знаменитым, но всего лишь освещаю мысль. Неудивительно что дар писать и алкоголь связанны. Печально то, что нельзя разогнать мозг другими способами, думаю это было бы интересней.

@темы: размышлизмы, книжное, а не выпить ли нам по одной главе?, Вот что имел я сказать

23:13 

Дом на счастливой улице

Never free - never me©
Вот дочитал я мангу est em. определенно мангака вырывается из общего ряда и прежде всего рисовкой, но сюжеты у нее тоже небанальны, особенно в среде яоя. Что поделать, манга прежде всего коммерческая вещь, и это накладывает определенные ограничения. Est em старается расширить границы. Дом на счастливой улице хороший этому пример. Оригинальный сюжетный ход (помним про то что это манга, а не литература) где писатель пишет книгу о соседях по дому, попутно придумывая для их историй счастливый финал. Каждая глава - новая история соседа, или соседей. В целом это действительно мне напоминает заглядывание в окна и выдумывания жизни, обитающих там людей. Мне действительно нравится Лука, хотя он там присутствует слегка опосредствованно, однако о нем можно понять из его историй. Он конечно, не Усами Акихико *посмеивается* но тоже неплох. Хорошая манга, заставила вспомнить, за что я так люблю окна и подслушивать обрывки чужих разговоров.

Да и еще одна манга Natsu. Это отдельная история, но она настолько закончена и настолько пронзительна по своей сути, что ничего прибавить и ничего убавить. Это всего лишь эпизод, небольшой эпизод из жизни двух стариков, один из которых медленно угасает, а второй всеми силами старается его поддержать, заставить прожить еще час, еще день. еще неделю...Какая нежность, какая любовь в каждом слове, какая радость в том что они вместе и они семья, и какая тоска с невыносимой печалью в конце. Читалась на одном дыхании, нет там никакой эротики, есть лишь легкий намек на такие отношения, и много много много чувств, невысказанных желаний, трепетности и любви. Эти люди любят друг друга и они счастливы в своей любви. Светлое печальное чувство оставила она после себя. Впрочем, если любить - то именно так.

@настроение: сонное

@темы: книжное, Вот что имел я сказать

03:13 

Прочитал, да.

Never free - never me©
Засоветовал я Олди милому человечку, а сам-то не перечитал. Ну так вот пару часов и я снова в теме, освежил, так сказать, впечатления.
Что ж, Олди, как всегда великолепны. Да, я очень чувствителен к речевым оборотам и сравнениям, и не в последнюю очередь восприятие текста зависит от них. Вообще для меня Олди словно десерт, пряный с ноткой горечи с тонкими оттенками специй. Глубокий продуманный текст, каждая деталь находиться на своем месте, пусть даже ты сам этого и не замечаешь.
Где же отец твой, Адам? Иногда мне кажется, что повесть эта продолжение темы конфликта отцов и детей, только в свете утопично-апокалиптичной трагедии, даже нет! фарсе! Пока читал многое в голову приходило. Безразличие людей, проживших сотни-тысячи жизней? Кто все эти люди? Ощущение, что за ваши отношениями наблюдают еще с полсотни зрителей? Чувство ненужности, заброшенности, лжи - вот она жизнь сейфа. Боже, название то какое - сейф. Черный ящик - на входе, выходе и тем более внутри, непонятно что. Да, понять Кирилла достаточно легко. Человеку сложно жить в абсолютном счастье и покое. Это просто невозможно, потому что сам человек и несет фактор хаоса в упорядоченную вселенную. желание понять принцип отбора дюжины и хотя бы объяснить себе: ЗА ЧТО? А я вот о другом думаю. Ах, Кирилл, Кирилл - а уверен ли ты в том. что счастлив был бы ты, этим навязанным счастьем? Этой утопией где каждому по счастью, а в конце вообще Рай Земной? Правильно Казимир говорил: большинству счастье навязали, не спросили, хотят ли они помнить, желать слиться с абсолютом в виде Концентраторов? Никто и ничего не выбрал: ни сейфы ни люди. каждому отведена роль и каждый играет ее в этом театре абсурда.
Я размышляю на тему человечности этих проснувшихся. Мне они кажутся уже не совсем людьми, даже скорее совсем не людьми. Учитывая, как силен в нас инстинкт самосохранения, допустить чтобы в тебе находилась какая то куча народа, даже если они и твои прошлые инкарнации? прошлые на то они и прошлые, чтобы быть в прошлом, а не гнездиться в настоящем. Безразличие к телесной оболочке? Мне не совсем понятно: кто вы? Неужели первые люди такими и были? Равнодушными, бесчувственными, помешанными экологичности? Я люблю и ненавижу людей именно за то, что они ошибаются, испытывают эмоции, делают верные и неверные шаги, любят, ненавидят, издеваются. Те, это что то чуждое, непонятное и от этого страшное. Как Кирилл со своей женой жил так долго, мне не совсем понятно. Говорят, мой дом - моя крепость? А если в крепости давно сидит твой страх, и крепость уже стала сценой, на которой ты выступаешь, ибо жить на сцене невозможно? Вот и конец для Кирилла вполне закономерный потому что он - человек, а вот остальные уже нет. Хотя может для Адама еще не все потеряно?..

Читал и наслаждался, все таки хорошую литературу нужно читать чаще, чем я ее читаю сейчас. Захотелось перечитать Герой должен быть один. Почему? Не знаю... Герой и Одессей, наверное, одни из самых любимых, а еще Диомед, но тот уже Валентинова, но так чудно вписывается в греческий цикл, панорамный взгляд на историю Ахеи.

@настроение: размышлительное

@темы: книжное, размышлизмы

Линованные записи Утречка

главная